Личность \ Bloggers

Мужской блог. Доверительные отношения

Артем Колбинев

Мне нравится статья! 0

Одну из главных причин семейных ссор мужчины обозначают выражением «сама придумала – сама обиделась». Мужской взгляд на отношения и знакомая многим парам история словами Артёма Колбинева.

 Вааань, а Вань? — с лёгким намеком на вопрос протянула Марина, обращаясь к мужу. Иван еле заметно поморщился, так как эта интонация была ему до боли знакома и, как правило, не сулила спокойного семейного вечера. — А кому это ты так резво нащёлкиваешь сообщения? — и немного помолчав, как бы между делом, добавила, — и лыбишься постоянно.

За последний месяц это было уже шестое начало разговора в стиле «я что-то подозреваю, но хочу, чтобы ты сам рассказал что именно». Предыдущие, которые в первые же пять минут превращались в словесные баталии, закончились со счётом 5:0 в пользу Ивана, но победы удовлетворения ему не доставили. Возможно, потому что победы в семейной жизни должны быть общими, и Иван это прекрасно понимал. Кроме того, те периоды вынужденного обиженного молчания, которые следовали за ссорами, угнетающе действовали на него.

 Мариночка, — с лёгкой, едва ощутимой искрой сарказма, не отрываясь от экрана, мягко произнёс Иван, — если ты встанешь из-за своего стола, подойдёшь и сядешь ко мне на колени, то сама сможешь увидеть, что и кому я пишу и чему улыбаюсь.

 Ты уже двадцать раз щёлкнул мышью, пока говорил, — раздражаясь, процедила Марина, — удалил быстренько все переписки с бабами, а теперь как ни в чем не бывало зовёшь меня убедиться, что я просто придираюсь!

Последние слова она произнесла в полный голос, в котором Иван отчётливо уловил истерические нотки. Он развернулся в кресле и оказался с женой лицом к лицу. Оно уже не выражало ни желания, ни способности спуститься с середины той горы абсурда, которую она умело возводила в считанные секунды. Иван еле слышно выдохнул, потёр друг о друга моментально вспотевшие ладони и произнёс: «Марин, давай..»

 Давай не будем делать из меня дуру! Дуру из меня не делай! — уже на повышенных тонах быстро проговорила Марина, — Ты телефон никогда из рук не выпускаешь, если в туалет идёшь, из контакта выходишь каждый раз, как идёшь налить чай!

Обвинительная база в её голове уже сформировалась, что было заметно по тому, как она сдерживала порывы бурлившего внутри неё гнева. И хотя пальцы сжимали мышь до хруста пластика, а глаза выглядели как пара краснеющих помидорчиков, внутренний прокурор Марины уже привёл в порядок изрядно потрёпанную пачку бумаг с набором избитых обвинений, демонстративно откашлялся в кулак, повернулся к воображаемому судье и с выражением завёл надоевшую всем обличающую песню.

 Думаешь, я не знаю, что ты не сохраняешь пароли в буке? Что ты...

 Чего? — глаза Ивана округлились. — Ты проверяешь мой комп на предмет сохранённых паролей? И что именно ты почитать хочешь? Почту, контакт, фейсбук? Присаживайся, мой эталон доверия, — он встал, — открывай что угодно и читай! Давай! Офигенные у нас отношения, Мариночка! Не ты ли на заре нашего знакомства многократно повторяла, что ничего важнее доверия быть не может, что тебе нужны лишь доверительные отношения? — завёлся Иван, — это что было? Сколько за время нашей совместной жизни я заглянул в твой телефон или компьютер? Сколько?!

Иван уже не просто выговаривал накипевшее, а буквально рычал.

 Да потому что тебе пофигу, флиртую я с кем-то или нет! Просто пофигу! — в пылу гнева, с мокрыми от выступивших слёз глазами, выпалила Марина, — есть у меня какие-то тайны или нет!

 То есть, ты с кем-то флиртуешь? У тебя есть тайны? — насмешливо спросил Иван.

 Ни с кем я не флиртую! — взмахнув руками, буквально заорала Марина.

Слёзы уже ручьём текли из её на удивление быстро опухших глаз. В голове табуном диких лошадей бежали мысли, из которых она на скаку не успела остановить ни одной. Она сцепила руки в замке, что делала, когда эмоции окончательно одерживали верх над здравым смыслом. Когда логическая нить (такая, какой она представлялась Марине) рвалась, как паутинка, небрежно задетая чьей-то рукой.

 Ну, я тебе верю, — уже спокойно произнёс Иван. Он уже полностью успокоился, подпёр голову ладонями, упёршись локтями в колени, слегка улыбаясь, смотрел на неё. Театр абсурда, как он чувствовал, подходил к концу раньше, чем обычно. 

 Знаешь почему? — в продолжение своих слов спросил Иван.

 Почему? — скрипучим, как старая несмазанная калитка, голосом спросила Марина. Её глаза уже не выражали того оголтелого желания обострять конфликт, а, напротив, были слегка изумлёнными — она явно не ожидала столь быстрого его окончания.

 Не почему, — услышала она ответ мужа, — просто верю. По-твоему, я — дурак?

 Почему ...ийк...сразу дурак? — икнув от затухающего плача, тихим голосом спросила Марина.

 Тебе виднее почему, — невозмутимо ответил Иван, — это твоя логика выставляет верящего на слово дураком. Не моя.

Марина молчала, не зная, что сказать, Иван молчал, выжидая. В головах обоих крутилась куча мыслей. Марина думала, что сейчас он точно предложит разойтись, Иван думал о плюшках, которые он потребует, как только Марина признает свою вину и извинится. Марина снова думала, что он выбирает слова, которыми он сейчас предложит ей разойтись, Иван думал, что недурно было бы сейчас вызвонить приятеля, да набраться пивом под завязку. И оба думали, что с практикой разведывательного управления пора заканчивать. Спустя десять минут семейная идиллия была восстановлена. Марина подошла к Ивану, когда он молча заваривал чай, обвила руками его торс и, прижавшись щекой к его плечу, негромко попросила прощения. Какое-то время пара стояла, обнявшись, затем каждый вернулся к своим делам, стараясь как можно более спокойным голосом поддерживать разговор на нейтральные темы. 

Именно так заканчивались предыдущие выяснения отношений, зародившиеся на совершенно бесплодной, казалось бы, почве. До окончательного разрыва отношений оставалось 16 аналогичных эпизодов.

Фото: Владимир Марти 

Поделиться
Мне нравится статья! 0

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook