Личность \ Интервью/персоны

Алексей Шпикельман:
я причисляю себя
к людям, для которых
деньги не первостепенны

Анна Горбунова

Мне нравится статья! 2

Директор компании «Байт-Транзит-Континент» Алексей Шпикельман входит в число самых успешных молодых бизнесменов города. Но читателям местной прессы он больше знаком как участник и бывший президент Ротари клуба «Новосибирск-Инициатива». В интервью VOLNA magazine он рассказал, почему считает помощь другим потребностью и верит, что она существует в каждом.

Читаю: последняя книга, которая произвела сильное впечатление, — «Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная» Уолтера Айзексона. Нравится серия книг Бернара Вербера, начиная с «Танатонавтов». Люблю читать фантастику, сказки.  

Слушаю: музыку, разные направления. Люблю Эндрю Ллойда-Уэббера, рок-музыканта Dio. Нравится музыка, которая даёт возможность фантазировать, как у группы Enigma. 

Смотрю: люблю сериалы, например, «Кухню» и «Остаться в живых». Из полнометражных фильмов — «Начало», «12», «Область тьмы». 

Люблю: жить, улыбаться, слушать, смотреть, людей — всё люблю. 

Боюсь: и всего, и ничего.

 С чего началась моя самостоятельная коммерческая деятельность. Представь. Середина 90-ых. Мы с другом на Центральном рынке купили Пепси-колу и пошли на вокзал. Посмотрели, что на вокзале она продаётся условно за 20 рублей, а на рынке — за 8. И продавали чуть дешевле, чем в киосках. Тут к нам подходит киоскер и говорит, мол, беру всё. Мы занесли половину партии (другую уже продали), а он нам: «Всё, давайте отсюда!» Это была такая авантюра школьников: хотя половину партии потеряли, пришли домой взволнованные, радостные, что хоть часть продали.

Потом в университете писал IT-программы за деньги. На последних курсах института уезжал на лето и осень в Горно-Алтайск, там работал в бильярдной управляющим. На четвёртом курсе и после окончания учёбы участвовал в автоматизации крупного местного завода. А однажды, когда я выходил из метро, ко мне подошёл один из совладельцев компании «Байт» Александр Наумович Шустин (я его немного знал через отца). Он спросил: «Пойдёшь ко мне работать? Принимай решение до завтра». Я растерялся. На следующий день он мне перезвонил, и я дрожащим голосом, не понимая толком, что происходит, согласился.

 Наверное, это был крайне сложный период — начать работу в совсем незнакомой сфере...

 Да. Но когда ты линейный менеджер, начальник отдела или даже замдиректора — это одно. Тяжело, когда становишься первым лицом, принимающим ключевые решения. В 2008 году я стал директором. Это был переломный момент. Похожее испытываешь, когда уходишь от родителей: бац — и самостоятельность. Мне казалось, что все кругом — акулы, хотят откусить часть тебя и твоего бизнеса. Теперь вспоминаю и думаю, какой же я смешной был.

 Ваш отец стоял в руководстве компании «Байт». По сути, вы попали в семейный бизнес. Это было важно? 

 Да. Вообще я думаю, что перспективы — за семейным бизнесом. Это платформа, благодаря которой дети могут идти дальше в бизнесе. И дело не в деньгах, а в удовольствии и саморазвитии. Семейный бизнес — это масштабирование мыслей, фантазий и действий. 

 Какое тогда место в вашей системе ценностей занимают деньги? 

 Я причисляю себя к людям, для которых деньги не первостепенны. Мне интереснее, чтобы была деятельность, крупные проекты, от реализации которых получаю удовольствие я и моя команда.  

 Бизнес, судя по всему, вам эти проекты обеспечивает. Зачем тогда участие в разных клубах и обществах: от Ротари клуба до экспертного совета делового журнала? 

 А зачем общаться с людьми? Вот ты сидишь один за кружкой чая. Но можно же пить чай или другой напиток не в одиночестве. И тебе, и собеседнику будет интереснее. В момент совместной беседы можно друг другу отдать частичку себя или получить что-то! Мне кажется, очень интересно сделать нечто позитивное для своих друзей, знакомых и незнакомых. Я удивляюсь, если кто-то не чувствует этой потребности. Значит, он ещё не открыл её в себе.

 А как же критика предпринимательства, которое якобы состоит по большей части из наживателей и хапуг?

 Отчасти справедливо. Хотя по большому счёту наша бизнес-среда социально ориентирована. Другое дело, она сильно напугана, что могут кинуть, обмануть, поэтому немного затаилась. Нет информации о способах помощи, проектах, мероприятиях, их результатах.

 Сошлюсь на мнение вашего коллеги Михаила Куницына о том, что участие, например, в Ротари клубе помогает удовлетворить и другие потребности. В том числе, потребность в самореализации и общественном признании. Вы с этим согласны?

 В Ротари у каждого разные цели. Когда я пришёл в клуб, мне не нужна была самореализация — было интересно общаться с людьми. И на фоне нашей дружбы мы делали нужные вещи. Когда я стал президентом на один год, эта потребность появилась. Что касается признания, в данный момент я к нему не стремлюсь.

 Тем не менее в вашей приёмной висят благодарности, награды, дипломы...

 Это укрепляет возможность расположить людей, которые уже ко мне пришли, в основном на первую встречу. Чтобы быстрее найти общий язык.

 А насколько легко вы говорите о том, что кому-то помогли?

 Не знаю... Я не хочу оценивать, плохо это или хорошо, нужно ли держать в секрете — люди по-разному для себя решают. Но если об этом не говорить, то благотворительности будет меньше.

 Например, много споров вызвали таблички с именами благотворителей в Ротари парке для детей. Для вас важно, что там есть и фамилия Шпикельман?

 Сейчас не принципиально. Помогает ли это мне? Не знаю. Если бы таблички не было, меня бы это не обидело. Есть внутреннее удовлетворение, что я помог реализовать проект. Тщеславие ли это? Нет. Это просто потребность, которую я закрыл.

 Почему Ротари клуб предпочитает не просто собирать деньги, а работать с конкретными мероприятиями?

 Мы решили, что будем создавать конечные проекты. Например, построили Ротари парк или помогли ребенку сделать операцию на глаза — это проекты с конкретной целью. Если речь идёт о длительных проектах, допустим, о лечении рака, то мы не берёмся. Оно может помочь, а может и не помочь.

 Я больше о «тусовочных» событиях, которые организует клуб. Дело в том, что в сети довольно много негативных оценок этих событий. Например, ежегодного бала-маскарада. Мол, ребята потратили на себя больше, чем собрали. Как вы реагируете на такие высказывания?

 Конечно, мне тяжело. Но у нас есть принцип: мы ищем коммерческих партнёров, которые закрывают затраты на аренду, технику. Мы не допускаем ситуаций, когда гость приобрёл лот на аукционе, а деньги пошли на оплату закусок. Поэтому мы находим компании, которые покрывают расходы, а если деньги остаются, то они тоже идут на благое дело. Если партнёрских пакетов не хватает на компенсацию расходов, то мы ничего не проводим. 

Человек сам делает выбор и 15-20 минут жизни тратит не на помощь, не на организацию проекта, не на формирование позитивного образа города, а на деструктивную критику в сети...

Я думаю, что культура отношения к создаваемым проектам изменится.

 Думаю, здесь ещё стоит проблема формата мероприятий.

 Мы проводили разные мероприятия: благотворительный кинопоказ, аукцион, бал-маскарад. По моему мнению, в городе не хватает событий как благотворительных, так и коммерческих. И люди готовы тратить деньги на веселье: кто-то рубль, кто-то больше, кто-то значительно больше. Не всегда просто веселиться интересно, а на благотворительный вечер идут с радостью. Здесь можно получить и удовольствие от общения, и помочь нуждающимся.

 Не происходит подмены понятий?

 Нисколько. Здесь, повторюсь, два в одном: ты получаешь эстетическое удовлетворение от формата и духовно — от цели мероприятия! Конечно, без людей, которые просто хотят развлечься, не потратив ни копейки на благое дело, не обходится. Но они тоже нужны: они сами интересные, весёлые и порой провоцируют окружающих на материальную помощь. Да, это жизнь.

 А с какими трудностями в поисках денег для благотворительных проектов вы сталкиваетесь?

 Раньше проблема была в доверии — люди боялись, что их обманут. Сейчас у Ротари появился авторитет, сформировалось доверие. Теперь мы сталкиваемся с непониманием партнёров. Но проблема не в них — люди и компании хотят помогать. Это мы часто плохо объясняем и показываем возможности реальной помощи конкретными действиями конкретным людям или группам. То есть проблема не в них, а в нас.

Фото: Мария Тищенко, остальные фотографии предоставлены Алексеем Шпикельманом
Поделиться
Мне нравится статья! 2

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook