Личность \ Интервью/персоны

Анастасия Журавлёва: любовь — это способ выживать

Галина Мель

Мне нравится статья! 0

Известная новосибирская журналистка, а ныне еще и театральный продюсер Анастасия Журавлёва рассказала читателям VOLNA magazine о том, как сложно научиться давать второй шанс, почему любовь так важна в нашей жизни и насколько велика объединяющая сила театрального пространства.

 Анастасия Петровна, Вы много говорите о том, что людям нужно давать второй шанс. Часто ли Вы прощаете окружающих, не оправдавших надежд?

Я считаю, что самое сложное в жизни — научиться давать шанс вообще, а второй шанс — тем более. Здесь две абсолютно разные ситуации.

Если мы разочаровались в человеке, обнаружили в нём какие-то не очень хорошие черты или узнали нечто, что изменило наше мнение о нём, испытали обиду, боль, то дальше мы невольно приходим к пониманию: чтобы простить, необходимо заглянуть глубоко в душу, тогда прощение будет подлинным. Одно дело, когда мы делаем это формально, а другое — искренне.

Когда я говорю, что моя миссия — давать второй шанс, я имею в виду немножко другое. В этом смысле я подразумеваю возможность. В мире много хороших и добрых людей, талантливых, может быть не таких энергичных, не таких самостоятельных, как хотелось бы. И, по моему мнению, человеку, который хочет что-то сделать, стоит лишь дать листочек и ручку, чтобы он мог написать; вовремя поддержать, когда он хочет подойти к холсту; поговорить с ним и тем самым вдохновить или же, наоборот, отказать, потому что сейчас он не готов к обучению, но в дальнейшем это подвигнет его на поступки.

Давать шанс — право людей постарше и помудрее. Я постарше, но всё равно ещё этому учусь. Я обидчива, слишком категорична в каких-то вещах и есть проблемы, с которыми до сих не могу справиться. 

Я могу формально простить человека, но если обида на него слишком глубока, то он перестаёт для меня существовать. Такая у меня защитная реакция на людей, заставивших меня разочароваться.

 Что для Вас есть любовь в философском смысле?

Это чара. Лично для меня она является способом выживать — во имя любви, благодаря любви ты совершаешь поступки. Иные состояния, как правило, не побуждают меня к действиям. Любовь — это чувство, способное меня менять.

В философском смысле — это то, что наполняет пространство и делает мир прекрасным. Я думаю, что мне очень повезло в жизни, ведь люди, встречающиеся на моём пути, учили меня лишь одному: всё высокое, большое и настоящее рождается из любви. Мне комфортнее любить, чем ненавидеть. А поскольку я львица и по натуре, и по знаку зодиака, то я борюсь за свой комфорт, заключающийся в жизни в любви.

 Вы — трудоголик, работаете в сумасшедшем режиме. Есть ли для Вас понятие праздника?

Я — не трудоголик. Я просто много работаю. Не всегда это по желанию. Для меня праздник — это находиться в комфортном тёплом пространстве, где есть возможность уединиться и быть вместе с друзьями и близкими одновременно Так было пару лет назад, когда мы с друзьями поехали в Тайланд, и это было состояние самого настоящего счастья. Там было море, солнце, мы просыпались не по графику, вели неспешные разговоры — это было замечательно. А, вообще, я очень люблю Новый год, даже несмотря на то, что я часто отмечаю его где-то в рабочей обстановке. В отличие от многих людей люблю свой день рождения, люблю получать подарки. А ещё обожаю устраивать сюрпризы для других и делать для них приятные вещи.

 Если говорить о карьере, предлагали ли Вам работу за границей?

Я начинала свой путь в те времена, когда предложение поехать работать за границу являлось невозможным. Мне кажется, что любому моему действию и решению есть своё время. В юности я поехала в Москву и поняла, почему я не хочу там работать. Также был период, когда я отправилась в Италию, изучила способ устройства местного театра. А сейчас я создаю проекты моей мечты. 

Я не перестаю удивляться устройству окружающего меня государственного механизма, поддерживающего культуру. Я, правда, не понимаю, почему им неинтересно, почему не пользуется спросом то, что мы делаем у людей, которые могли бы нас использовать на благо города, области.

Мир глобален, и с этим ничего уже не сделаешь. Необязательно уезжать за границу, чтобы поработать там. И, на мой взгляд, единственная возможная идея — формирование международных театральных проектов, где люди, говорящие на разных языках, соединялись бы в одном представлении. Наш спектакль «Песни о Родине», по большому счёту, предтеча такому собранию людей из разных городов и стран. Только театральное пространство может объединять. Думаю, что я никуда от этого не денусь, и следующим моим шагом будет сочетание разных языков, ментальностей, этнических особенностей. Немножко не хватает сил, времени, ресурсов.

 В продолжение темы о спектакле «Песни о Родине», который, так сказать, пострадал от православных активистов, посчитавших себя оскорблёнными из-за некоторых сцен. 10 ноября в Томске состоялся показ обновлённой версии постановки. В данной ситуации, по сути, театр пошёл на компромисс. Не считаете ли Вы, что таким образом театр признал себя неправым, пораженным и дал повод думать, что правда на стороне общественников?

На мой взгляд, история про ёжика была сделана без ущемления чьих-либо прав, но сейчас обсуждать это уже нет смысла. Несмотря на то что спектакль создавался на частные деньги, играть мы его могли только на государственных площадках. Когда нам запретили его ставить в первоначальном виде, я думала, что мы будем его показывать на частных площадках, но и они все испугались. Важно отметить, что многие общественники, кстати, были на нашей стороне. Вспомните митинг у Оперного и его резолюцию. Многие меня ненавидят за то, что мы пошли на компромисс, за то, что я не повела всех на баррикады и не сказала: «Ребята, да к чёрту всех, давайте сыграем всё так, как есть!». После этого бы уволили, например, директора «Глобуса», и я бы не смогла спать спокойно. И слава богу, что я работаю с артистами и режиссёрами, которые тоже понимали, что нельзя решать судьбу популярности театра за счёт чьей-то сломанной судьбы. Сегодня спектакль «Песни о Родине» стал ещё лучше и интереснее. Думаю, что это лучший выход, который мы могли найти.

 К сожалению, многие жалуются на то, что зрители банально не умеют вести себя в театре. Чем это обусловлено, и можно ли как-то противостоять сложившейся тенденции?

На любом билете написаны правила. И раньше на театральных залах было написано «вход после третьего звонка запрещён». Табличка никуда не исчезла, только мало кто соблюдает данное предписание. Да, есть спектакли, на которые можно зайти спустя 10 минут после начала и посмотреть его с балкона, но есть и те, на которых так делать нельзя, потому что, шагая через весь зал, ты рушишь впечатления о спектакле всем зрителям. К сожалению, в рыночных условиях академические театры вынуждены пускать опоздавших, поэтому я считаю, что мы сами разбаловали зрителей. Я понимаю прекрасно, что в городе пробки и т.д., но давайте тогда придумаем технические способы, благодаря которым можно попасть в зал, не мешая другим, и объясним, что нужно уважать друг друга в этой истории.

 Безусловно, но это лишь одна сторона медали. Есть ещё и любители перекусить во время представления или же забывающие отключить свои телефоны.

Если я смотрю с балкона спектакль «Тестостерон», к примеру, и вижу, что в это время внизу сидит человек, постоянно что-то пишущий в своем айфоне, а потом мне кто-нибудь из друзей говорит: «Был готов убить человека, так нервировало!», я спрашиваю: «А почему не убил-то? Что мешало сделать замечание?». Странная ситуация получается: мы приходим в театр, где нас выводит из себя зритель, общающийся в гаджете, но мы считаем некорректным, неловким попросить соседа убрать телефон. Мне кажется, если бы люди сами регулировали этот процесс в зале, то, возможно, и окружающие себя вели несколько иначе.

 А как Вы относитесь к непрофессионалам? В Вашей сфере и любой другой.

Я не люблю непрофессионализм, если говорить о качестве. В то же время я считаю, что дилетанты — заинтересованные в чём-то, ищущие ответы на вопросы — движут миром. Иногда они могут придумать и создать что-то такое, что специалисту не под силу. С другой стороны, я уважаю тех, кто учится чему-то и становится профи.

Если я прихожу в любительский театр, то я и сужу его по таким законам, ведь люди собрались из любви к творчеству. В этом случае у меня нет претензий, и в чём-то он может оказаться даже лучше профессионального. А когда я прихожу и вижу некачественную постановку, сделанную мастерами, тогда меня это бесит.

 Что бы Вы хотели пожелать будущим журналистам?

Я была деканом одного факультета журналистики и думаю, что с тех пор ничего не изменилось в моём отношении к главному секрету профессии. Мне кажется, что настоящий журналист, человек, который хочет служить этому делу, должен уметь удивляться. Нужно учиться видеть что-то необычное не только в информационном потоке, но и шагая по дороге. Это главное для профессионала в данной сфере.

Фото: Фрол Подлесный, Алексей Тсилер, остальные фотографии предоставлены Анастасией Журавлевой. 
Поделиться
Мне нравится статья! 0

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook