Личность \ Интервью/персоны

Я не сломалась

Даша Демакова

Мне нравится статья! 24

Даша Пономарёва всегда любила горы и в 2013 с успехом начала их покорение. Но случился несчастный случай — во время тренировки на скалах Даша сломала спину. Активная девушка столкнулась с новой реальностью, в которой ей приходится передвигаться на кресле. О том, как оставаться самостоятельной и независимой, когда постоянно требуется физическая помощь, она поделилась с читателями VOLNA magazine.

 С чего началось увлечение альпинизмом?

Во-первых, я не альпинистка, я — скалолазка. Так как на большой высоте я ни разу не была, то никогда не проходила акклиматизацию. Поэтому называть альпинисткой меня не очень правильно, так как я занималась только одним из направлений в альпинизме.

Я родилась в городе с горами — Усть-Каменогорске. С детства видела горы, реки и поля, поэтому природа всегда была частью моей жизни. Профессионально альпинизмом я начала заниматься в 2013 году, через пару месяцев занятий на скалодроме я поехала на ледопады, на которых поняла, что это — моё. Уже через неделю я участвовала в соревнованиях по ледолазанью и защитила 2 разряд по скорости и третий по сложности прохождения маршрута. 

Пока таял снег, я усиленно готовилась к новому этапу — скалолазанью. Первые мои скалы был в Чечкыше, по совпадению — и последние. На этих скалах я поняла, насколько скалодром отличается от реальных гор. Насколько горы завораживают и дают силы. Дают силы идти вперёд. 

 Расскажи о свой жизни до того, как сорвалась со скалы?

До травмы у меня был очень насыщенный режим: я работала на двух работах, писала диплом (защитила на 5), в понедельник и среду у меня были тренировки на скалодроме, а во вторник и четверг у меня были беговые тренировки. В пятницу вечером выезжала на скалы, чтобы оттачивать свои умения.

 Как случилось так, что ты не можешь ходить?

Я сломала спину, повредила спинной мозг, и неоказанная вовремя помощь помешала более быстрому восстановлению. Моей травме 3 года.

 Как твоя жизнь изменилась после падения, разделилась на до и после?

До травмы я была независимой и могла ходить куда угодно. А теперь я вынуждена постоянно просить о помощи, чтобы добраться до магазина или выбросить мусор.

 Ты винишь кого-то в том, что с тобой произошло?

Зачем винить? Что произошло, то произошло... Это уже случилось, и, если возвращаться постоянно назад и винить кого-то в случившемся, можно навсегда остаться в прошлом и быть озлобленным на весь мир. Нужно идти дальше. А тем, кто говорит, что виновата я сама — да, я занималась рискованным видом спорта, но сотни тысяч людей по всему миру получают травмы в машинах, на воде и даже просто стоя на остановках или в поездках в метро. Никто никогда не знает, что с нами произойдёт.

 Как не сдаться и найти в себе силы мечтать?

Нужно просто делать это.

 Есть те, кто всегда готов помочь?

Да, есть те, кто готов помочь. Но мне тяжело просить о помощи, тяжело отрывать людей от их дел. Волонтёры нужны всегда, потому что я живу на 4 этаже без лифта и без посторонней помощи мне никак не выбраться из дома.

 Помогают ли посторонние люди на улице, если это требуется?

Это вопрос этичности. Очень хорошо, когда люди помогают, когда их попросишь. Но очень тяжело принимать помощь, когда не просишь, только потому, что тебя жалеют. Я такая же, как и все, просто передвигаюсь по-другому. Вот и всё. У меня те же самые чувства, эмоции, что и у всех людей. Люди, передвигающиеся на инвалидном кресле ничем не отличаются от обычных людей, может только усилием воли (улыбается).

 Часто говорят о снятии барьеров, о доступной среде, что на самом деле?

На самом деле в Новосибирске с этим очень большие проблемы, никуда нельзя сходить. Даже если найти место, где есть пандусы, то тротуары, которые у нас убиты, дают эффект зубодробилки, когда едешь по ним. В Сочи, Москве, Казани и Санкт-Петербурге более или менее доступная среда. В этих городах можно выйти на прогулку, чтобы просто подышать воздухом. В Новосибирске же выходишь на улицу только для того , чтобы добраться до точки Б и поскорей вернуться домой, так как одной пройти по городу невозможно. А я живу одна и стараюсь все свои дела решать самостоятельно.

 Чем ты занимаешься сейчас? Сложно было устроиться на работу?

Тот, кто хочет работать, всегда найдёт работу. Я сейчас работаю продукт-менеджером и UX-дизайнером по совместительству в ИТ-компании. Я люблю то, что я делаю, и люблю нашу команду за креативность, чувство юмора и за слаженную работу.

 Где брать силы, чтобы вести активный образ жизни, имея ограниченные возможности?

Ограничения — только в голове. Как только вы поймёте, что ограничений нет, то их не станет. Что ограничивает вас стать тем, кем вы хотите?

 Продолжишь заниматься альпинизмом, когда снова будешь ходить?

После того, как я окрепну на своих ногах, я хочу построить семью. Тренировки —теперь часть моей жизни. Я каждый день тренируюсь, чтобы встать, и буду продолжать тренироваться, когда снова буду ходить. Я думаю, что альпинизм останется в моей душе, и мы с будущей семьёй будем приезжать в горы в гости.

 Дай совет читателям VOLNA magazine.

Никогда не останавливаться на достигнутом и не бояться пробовать. Что случится, если вы попробуете и у вас не получится? Вы просто найдёте какой-то другой способ.


Фотографии предоставлены героиней статьи. 

Поделиться
Мне нравится статья! 24

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook