Личность \ Интервью/персоны

Владислав Мусиенко. Баросоздаватель

Анна Томилова

Мне нравится статья! 9

Сооснователь и идеолог «Friends Orchestra» Владислав Мусиенко не перестаёт удивлять успешностью концепций своих заведений. О том, почему правильная аура важнее денег и как кризис повлиял на бары, в интервью в стиле «взболтать, но не смешивать» на страницах VOLNA magazine.

 Когда вы с Вячеславом Яковлевым 5 лет назад открывали ваш первый бар Friends, вы ориентировались только на собственное чутьё? Или у вас был пример идеального бара?

У нас не было примера идеального бара. Нам нравились какие-то московские и заграничные бары, но Friends — это микс из разных идей, решений и придумок, которые пришли тогда нам в голову. На тот момент в Новосибирске не было ни одного места, где можно сесть за стойку и пообщаться с барменом. Мы решили показать, что в баре, на самом деле, это и является главным. В европейском представлении бар — это в первую очередь барная стойка и бармен за ней, который расскажет всё о напитках, фишках заведения и поможет провести тебе вечер интересно. Раньше люди приходили не за атмосферой, общением или новыми ощущениями, а за алкогольным опьянением. Сейчас они понимают, что помимо этого есть много всего интересного, ради чего можно приходить в бар, они всё больше разбираются в напитках и становятся всё более требовательными. И это здорово, это стимулирует нас расти и развиваться.

 Почему вы отошли от политики списков посетителей и карт во Friends?

Со временем эта система перестала работать так, как задумывалось. После открытия к нам нужно было прийти в будний день, познакомиться с барменами, и, если вы на позитиве, они вас вносили в список и позже выдавали карту. Мы сделали это потому, что не хотели, чтобы разные люди, которые могут портить атмосферу, к нам проходили. Пусть обижаются, зато «наши» люди будут с нами. Но со временем карта перестала быть гарантом «нашего» человека. Могли быть как нежелательные персонажи с картой, так и суперские — но без неё. Поэтому мы поставили на вход специального человека, который понимает, кто нужен внутри нашего бара, и следит, чтобы все приходящие были адекватны и позитивны.

 Вы открыли Ruby Wine bar, когда в городе ещё не было винных баров. Как вам удаётся предвосхищать появление тенденций?

Мы стараемся заниматься тем, что нас куражит и от чего горят глаза, а не гнаться за деньгами. Самым логичным продолжением было бы открытие второго Friends, но мы открыли Ruby. Меня очень сильно зацепило вино и культура его простого, незамороченного потребления. Было понятно, что в городе подобных мест нет. Винная культура воспринималась как что-то помпезное, хотя в Европе норма — это бутылка за 5€ и тапасы по 1€. Ты можешь сидеть на ступеньках, общаться с друзьями и воспринимать вино не более, как приятное сопровождение весёлой беседы. А у нас вино — это белые скатерти, сомелье. В России не такая богатая история питья вина, люди в нём не очень разбираются. Когда в ресторане к вам подходит сомелье и начинает сыпать сложными винными терминами, которые вам не знакомы, это вызывает некий дискомфорт. Мы же отталкивались в первую очередь от вкуса, от банального «нравится-не нравится». Цена за бутылку не связана напрямую с удовольствием, которое ты от неё получишь.

 Сложно ли сейчас продолжать оставаться демократичным винным баром и сдерживать цены после роста курса иностранной валюты к рублю?

Конечно, сложно. С прежним курсом цены на вино были в два раза дешевле. Самые продаваемые позиции стоили у нас 1000-1500. Рост цены практически съедал нашу наценку, а поднимать цены вслед за курсом мы посчитали невозможным, т.к. кризис ударил не только по закупочным ценам, но и по кошелькам наших гостей. Поэтому пришлось искать другие возможности сохранения прежних цен. Мы начали напрямую работать с небольшими винными поставщиками Москвы и Питера, начали сами возить вино вагонами до Новосибирска. Также мы переговорили напрямую с производителем «Лефкадии» в Краснодарском крае, и они сделали нам лимитированную партию очень достойного вина с нашей этикеткой и специальной ценой, сейчас это наше домашнее вино. Всё это помогает держать цены на прежнем, докризисном уровне.

 А на посещаемость кризис повлиял?

В конце 2014 — начале 2015 года все заведения почувствовали, что посетителей стало меньше. Люди испугались: курс растёт, всё дорожает, начиная с молока и заканчивая автомобилями. Все решили отложить отпуск, войти в режим экономии, потому что мало ли что будет дальше... Все испугались неопределённости, решили проводить больше времени на кухне, чем в заведениях. В целом нельзя сказать, что экономическая и геополитическая ситуация в стране стабилизировалась, но сейчас люди немного «оттаяли» и перестали паниковать. Всё реже слышишь слово «кризис» и всё чаще — «планы на будущее». Это, конечно, радует.

 В одном интервью вы говорили, что не откроете ещё один бар с концепцией Friends, при этом год назад вы открыли Hiki Bar в Академгородке.

Мы говорили о том, что именно Friends должен быть один, этого подхода мы придерживаемся до сих пор. Очень многое сошлось воедино, чтобы он получился именно таким, какой он есть, и повторить это даже нам было бы практически невозможно. Но концепция коктейльного бара — штука очень многогранная. Бар Hiki тоже коктейльный, но совсем другой. Там тоже классные бармены и напитки, но он больше «бар на районе». В Академе своя, очень необычная атмосфера, и всё, что там происходит имеет какую-то свою магию. Может быть, Hiki — младший брат Friends.

 Как вам удалось получить помещения в Академгородке, где всё принадлежит СО РАН?

Я долго хотел открыть там бар, даже думал купить гаражи и надстроить над ними второй этаж. Но как-то наш друг Латиф Саттаров предложил открыть что-нибудь в здании гостиницы «Золотая Долина». Вместе с ним мы открыли Hiki и Sparks Home Kitchen.


 С Вячеславом Яковлевым вы вместе открыли первый проект, сейчас ваши пути разошлись, это как-то повлияло на ваши отношения?

Получилось так, что изначально мы с Вячеславом открыли Friends, затем нас увлекли разные вещи, чуть позже он продал свою долю во Friends. Не так давно я и мои единомышленники создали «Friends Orchestra» — это наша команда, которая занимается открытием, развитием и управлением нашими заведениями и участвует в проектах, которые мы считаем клёвыми. Сейчас во Friends Orchestra входит бар Friends, Ruby Wine bar, Hiki Bar, Sparks Home Kitchen, The Сhops и Nobody knows. У нас со Славой от разного горят глаза, нас от разного куражит. Его больше в сторону высокой культуры, а меня в простоту. В плане бизнеса мы сейчас не пересекаемся, но продолжаем встречаться и общаться.

 Расскажите про закрытый speakeasy бар Nobody knows. 

Много я про него рассказывать не буду, он хитрый. Открыли мы его летом вместе с нашими старшими барменами Friends — Лёшей Боткуновым и Димой Малко и моим партнёром по Ruby и Sparks — Сашей Брагиным. Мы не любим называть его speakeasy, обычно это слово используют в качестве искусственного пиара. В нашем случае это просто бар в гараже, с винилом и портвейном, где мы можем уединиться с друзьями, отлично провести время и не париться ни о чём. Всё, что есть там, сделано своими руками или собрано по гаражам, складам, заброшенным фотостудиям. Мы не гонимся за деньгами, главное, чтобы там сохранялась правильная аура, благо, ребята в этом знают толк.

 Какой проект для вас самый любимый?

С Friends всё началось, с ним связано больше всего воспоминаний, это первое детище. Но я никогда не делю наши бары на более и менее любимые. Я их все обожаю, просто хожу в тот или иной, когда у меня разное настроение.

 А посещаете не свои заведения?

Почему-то хожу очень редко, но я работаю над собой. Бывают редкие заведения, в которых мне нравится, но мои потребности по большей части удовлетворяет то, что есть в наших. Когда я хочу узнать о новых тенденциях, то езжу в Москву и Питер, там всё очень быстро развивается. Месяц назад за десять дней обошёл там заведений сорок, я думал, что буду колобком в конце этой поездки, везде же что-то ели, пили, пробовали.

 А сами какой алкоголь предпочитаете?

Дома за приготовлением еды — вино, если шумная посиделка на природе — пиво, вечерком под настроение — крепкие классические коктейли. Вкусы и пристрастия постоянно видоизменяются, но каждому напитку — своя атмосфера.

 Есть ещё какие-то проекты, которые вы хотели бы реализовать?

В голове всегда очень много мыслей, и, конечно, мы не остановимся на том, что есть. Многие проекты просто ждут, пока у нас появится время на них, сейчас мы всё больше смотрим на локации за пределами Новосибирска. Время покажет.

Фотографии предоставлены Владиславом Мусиенко. 

Поделиться
Мне нравится статья! 9

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook