Личность \ Интервью/персоны

Зоя Яровицына. Девушка шутит

Анна Горбунова

Мне нравится статья! 2

Стендап-комик из Новосибирска, участница проекта «Comedy Баттл» на ТНТ Зоя Яровицына рассказала, как общественное мнение ограничивает женский юмор и почему так сложно превратить стендап в настоящую профессию.

Перед интервью с Зоей Яровицыной я решила провести небольшое исследование и расспросила знакомых молодых людей, как они относятся к женскому юмору. Среди моих приятелей не нашлось ни одного воспринимающего барышень в юморе серьёзно: «Вот и продолжайте смеяться над шутками про маникюр, диеты и колготки». Несколько человек вовсе заявили, что юмор как армия (политика, бокс, футбол — можете продолжить сами) — дело исключительно мужское.

Глядя на количество девушек в «качественном» юморе, особенно в самом честном из его жанров — стендап, складывается впечатление, что либо парни правы, либо дамы уж очень боятся шутить со сцены. Поначалу боялась и Зоя Яровицына. Если бы не настойчивость брата и друзей, признаётся она, долго ей ещё вести остроумный блог из Новосибирска. Но после первых «Открытых микрофонов» Зоя поняла: юмор — то, чем она действительно хочет заниматься. Сейчас Зоя выступает в «Comedy Баттл» и мечтает попасть в команду шоу «Stand Up» на ТНТ.

 В соцсетях ты писала, что тебя полгода уговаривали выступить на «Открытом микрофоне». Почему сомневалась? 

Мне было 25, а последний раз я выходила на сцену ещё в школе. Был жуткий страх. Действительно, уговаривали все: молодой человек, брат, друзья. Тогда в Новосибирске стендап начал развиваться, и уже год шло шоу на ТНТ. Было понятно, что люди интересуются, есть перспективы. Но у меня почему-то мотивация обычно с деньгами связана. Я знала, что в Новосибирске проводится «Открытый микрофон», три раза пропустила. Потом увидела, что начинается турнир и есть денежный приз. Подумала: «Да, вот сюда я пойду».  

 Можно ли стендап назвать работой? Многие считают, что комики просто выходят к микрофону и рассказывают истории из жизни. 

Это иллюзия. На «Открытых микрофонах» в Новосибирске я перевидала миллион людей, уверенных, что они могут выступить смешнее и без подготовки. Поэтому мы объявляли, что в конце каждый может попробовать. Ты удивишься, насколько часто люди пробуют. И смешных там — ноль. Если ты веселишь друзей историями на кухне, то только потому, что у них огромное количество предпосылок для смеха. У меня таких историй тоже много, но их не воспримет зал, пока я не запишу их шутками, не проработаю тексты. А талантливых импровизаторов, наверное, — одна сотая процента.

 Реально спрогнозировать какая шутка «зайдёт», а какая нет? 

Есть несколько этапов работы. В каждой шутке должна быть смешная идея. Например, мысль, что в отношениях одному всегда холодно, а другому жарко, поэтому кто-то в паре вечно открывает окно, а кто-то закрывает. Я понимаю, что это людям близко, может зал зацепить. Дальше начинаю писать шутки. Пишу много. Наверное, 15% материала в итоге стоящего. Наконец, самый трудный вопрос: кто тебя будет редактировать? Бывает, кажется, смешно, ужас просто, а редактор прочтёт и говорит, что ничего такого нет. Но отбор и корректура в итоге позволяют экономить время на выступлении. 

 Получается, что много работы впустую. Оно того стоит? Вообще выступлениями можно зарабатывать?  

Нельзя, пока не выйдешь на телевизионный уровень. Это работа на полставки по времени, но она почти неоплачиваемая, даже если ездишь на гастроли. Представь, ты 18 часов в плацкарте тащишься в Тюмень, выступаешь, потом едешь обратно. Теряешь трое суток, а зарабатываешь три тысячи. Но если человек хотя бы два раза мелькнул в телевизоре, гонорары значительно увеличиваются.

 В телевизор ты уже попала. Что дальше?

У меня такой склад ума — знаю только ближайший шаг. Я пошла на кастинг «Баттла» и вообще ничего не ждала и не хотела. Поставила задачу — пройти. Сделала. Потом подумала: а куда я попала? Посмотрела, что это за шоу (до этого ни разу его не включала). Теперь появилась задача пройти в следующий этап и так дальше. Я ведь понимаю, когда окажусь на новой ступеньке, появятся новые желания и возможности, о которых я пока не знаю.

 В сети довольно активно обсуждают тему женского юмора. Я выделила несколько цитат, хочу, чтобы ты их прокомментировала. Например: «Как говорят в Одессе, мужской и женский юмор — две большие разницы». Согласна? 

Да. Я тоже отвечу цитатой: мужчина-комик придумывает шутки, процесс происходит в голове, а женщина-комик свои шутки сначала вынашивает, а потом рожает. Для нас юмор — штука очень эмоциональная. У мужчин больше свободы: они откровеннее могут говорить про секс, шутить в принципе злее. Просто потому, что у нас сложилась такая гендерная модель: мужчина — он сильный, грубый, правдивый, а девушка — мягкая, нежная и мудрая, в какие-то моменты помалкивает. 

 Но ты довольно жёсткий комик. Тебе даже Светлаков делал замечание за то, что твой юмор на грани. 

Мне неинтересно шутить на комфортные темы. Для меня сцена, особенно телевизионная, — это мощный инструмент, возможность сказать что-то, что услышит огромное количество людей. Ещё это вызов: могу ли я на какую-то табуированную тему пошутить так, что уровень смеха перекроет дискомфорт от того, что девушка говорит, например, про секс. Мне всегда нравилось быть откровенной и немного шокировать. Это моя фишка.

 Но всё равно существуют границы самоцензуры?

Есть шутки, которые я не готова рассказать — они переходят мою личную границу воспитанности. Не хочу, чтобы люди ассоциировали меня с туалетным юмором. Плюс есть темы, о которых зритель не хочет слышать. Например, церковь. Люди не готовы отвечать на вопрос: почему я православный? Я правда верю, или в детстве родители крестик повесили? Ещё для меня закрыта тема женской сексуальности. Почему, например, если у мужчины много любовниц, то он молодец, а если на его месте женщина, то она шлюха. Это не значит, что я одобряю подобное поведение девушек, но мне нравится обсуждать. Вообще, я бы хотела, чтобы после моих шуток люди задумывались.

 Хорошо. Давай обсудим ещё одну цитату: «Женщине, чтобы завоевать сердце мужчины, лучше вообще не шутить. Достаточно от души смеяться над его шутками».

Когда я начала шутить и выступать, ко мне больше стали подкатывать. Девушка, которая шутит, необычна, она привлекает к себе людей. Но когда ты в отношениях... Мой парень меня постоянно подкалывает в жизни, а я — нет. Но я пишу про него стендап. Он даже иногда мне сам идеи накидывает.

 Тогда последняя цитата: «Быть смешной для женщины — самое страшное. Это хуже, чем быть страшной или глупой. Но только такой образ может вызвать реакцию зрителя».

Терпеть не могу девушек, которые используют образ дурочки. В жизни она может быть умной, а это поведение — от неуверенности: ей есть, что сказать, но она боится вынести это на сцену. Для меня это низкий уровень.

А вообще, комики не хотят, чтобы смеялись над ними. Есть фрики, которые несмешно шутят, но странно выглядят или неадекватно себя ведут, тогда зал смеётся над самими людьми. Это клоунада. А когда ты занимаешься комедией, ты хочешь, чтобы аудитория смеялась над плодами твоего труда.

Фотографии предоставлены Зоей Яровицыной
Поделиться
Мне нравится статья! 2

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook