Личность \ Карьера/бизнес

Один день с...
девушкой-пилотом Галиной Унру: Нельзя фотографироваться перед полётом

Даша Демакова

Мне нравится статья! 13

В серии статей «Один день с...» мы рассказываем вам о новосибирцах, которые выбрали для себя необычные или редкие профессии. Героиня сегодняшней статьи, безусловно, смелая девушка — она пилотирует самолёты и планеры, умеет делать мёртвую петлю и утверждает, что в небе за штурвалом разделения по гендерному признаку нет. О том, сложно ли стать пилотом, странных традициях и о том, где в Новосибирске можно полетать, в интервью для VOLNA magazine.

Люблю: небо.

Читаю: детскую книжку для взрослых «Приключения Тома Сойера». Два предыдущих месяца читала документы, связанные с авиацией.

Смотрю: телевизор не смотрю, всё самое горячее и важное мне рассказывают. Иногда смотрю разные фильмы по совету друзей.

Слушаю: всё, от гусарских песен до рока.

Боюсь: перестать чего-то хотеть.

 Расскажи, когда и как ты поняла, что хочешь быть пилотом?

Никогда не знала, что буду летать...Знала, что буду инженером. Прошла в НГТУ на факультет летательных аппаратов. Во время обучения на третьем курсе предложили сходить на собрание планеристов от авиаклуба, в котором обещали научить летать, и я пошла. И затянуло. На следующий год пошла учиться пилотированию на самолётах. И до сих пор, уже как 4 года, я летаю. Сейчас работаю в СибНИА (Сибирский научно-исследовательский институт авиации им. Чаплыгина) по специальности инженер-прочнист лётных аппаратов, занимаюсь расчётом аэроупругих характеристик самолётов.

 Какие требования предъявляются пилотам?

Самые жёсткие требования к здоровью. Каждый желающий стать пилотом прежде всего должен пройти медкомиссию. Например, психолог спросит: «Вы в какой школе учились?», «А вам сколько лет?»... «Так, а в какой вы школе учились?» И так повторяет очень часто и следит за реакцией. Это самая тщательная медкомиссия, и её нужно проходить каждый год — везде заглянут, всё посмотрят.

Но мой самый страшный врач — это ЛОР. Садит на стул, руки на подлокотники, вдоль спинки стула — палка, за которую врач тебя раскручивает, и такое ощущение, будто ты по волнам качаешься, и так 2 минуты крутит. Потом говорит: «Посмотри на меня. Всё хорошо? Никаких особенных ощущений?» И тут начинается самое страшное: она начинает крутить в другую сторону! При повторной просьбе посмотреть на неё, глаза собираешь в кучу... держишься. «Нормально переносите тряски?» Отвечаешь: «Ага». И ещё два дня, при одном только воспоминании об этом, было ощущение, что меня шатает.

 Много девушек, как и ты, летают?

Как в любом техническом институте — немного. Как правило, когда у девушки появляется семья, планеры уходят на второй план. Сейчас у нас 3 девушки-планеристки и 12 парней, которые постоянно летают. Так же есть планеристы-спортсмены (мужчины), они приезжают иногда, чтобы просто налетать определённое количество часов перед соревнованиями.

 Мужчин не смущает «девушка за рулём» в небе?

Нет, в небе за штурвалом все равны. Я знаю, что наши мужчины (планеристы) никогда не скажут: «Вот девушка полетала, сейчас что-то будет, отходим». Разделения по гендерному признаку нет, есть разделение по количеству налётанных часов. Бывает, первогодник налетал немного часов и делает своё первое самостоятельное парение или набор высоты, ему очень страшно, и он думает, что всё делает неправильно. Его лучше не нервировать во время полёта, и все старшие это понимают — близко не подлетают.


 Как часто летаешь? Где? На чём?

Планерный сезон — лето (площадка в Евсино), на самолётах летаем и зимой (в Мочище). Для зимы важно, чтобы не было метели, пурги, снегопада. И чтобы можно было укатать полосу. Поэтому зимой летаем реже. Летний сезон начинается с подготовки: достаём планера, зимой они лежат разобранные (крылья, фюзеляжи, оперение), осматриваем, моем, смазываем, собираем. Летаем только тогда, когда высохнет земля. Если она сырая, то от шасси портится взлётная полоса — на обоих аэродромах грунтовые взлётные полосы, появляются колеи и ямы.

Летаю на разных планерах «Бланик», «Пухач», недавно вылетела на спортивном планере «Янтарь-Стандарт» и на самолёте Аэропракт А-22. Больше люблю планера. У планера нет мотора, его поднимает в небо самолёт и отпускает. Планер особо не предназначен для того, чтобы перемещаться из пункта А в пункт Б. Основная цель — летать, наслаждаться высотой и тишиной. Планер — он как птица, только чуть менее грациозный и маневренный.


 Расскажи про свой первый полёт? Без помощников, когда только ты, самолёт и небо.

Я знала, что после десяти часов налёта нужно вылетать самостоятельно. Утром настроилась, купила торт, поехала на аэродром. Сижу уже в планере, после контрольных полётов инструктор вылез из планера и спрашивает: «Готова?», а я мысленно уговариваю себя: «Он же не хочет, чтобы я разбила планер, сейчас я летала, он не помогал. Ну не везти же торт обратно», вслух: «Нет, не готова, но полечу...». И вот я уже на высоте, только я, небо и планер... Оборачиваюсь — нет инструктора. Конечно, одной страшно. Нужно самой следить за всеми показателями. «Головой влево, вправо, наверх, высота, скорость, на аэродром» — я летела так весь полёт. 

Оборачиваюсь ещё раз — инструктора нет. «Ааа, я одна лечу, я лечу однааа!» Эйфория со страхом, такое странное чувство.

После первого полёта есть традиция: ты переваливаешься через борт планера, руками касаешься земли, планеристы берут тебя за ноги, и ты на руках ходишь вокруг планера, делаешь осмотр, по завершению — целуешь колесо. Тут же тебе все хотят пожать руку, поздравляют, а я стою уже на одной руке (вторую-то держат в рукопожатии, не отпускают), издеваются по-доброму.

 Ты выключаешь телефон во время полёта?

Телефон во время полёта я не отключаю, так по технике безопасности положено, чтобы на борту был заряженный телефон. Особенно это относится к спортсменам, летающим самостоятельно по маршрутам, — улетишь, сядешь на площадку за 26 км от аэродрома среди деревьев, радиостанция уже не ловит. Можно позвонить с земли и поговорить. — «Ты где сейчас?», — «Я в планере, над озером летаю», — «Аа, так это ты там летаешь» ... обрыв связи. На высоте около тысячи метров теряется связь.

 Как ты настраиваешься на полёт? Есть ритуалы?

Есть один антиритуал, который у нас соблюдают все, — нельзя фотографироваться перед полётом. Отлетал — тогда пожалуйста.

 И пассажирам?

Хоть ты пилот, хоть пассажир, хоть груз в багажнике. Нельзя фотографироваться перед полётом и всё.

 Планеризм, самолёты — это хобби или работа?

Скорее хобби. Я летаю бесплатно для себя в рамках обучающей программы. Полетать на самолёте — дорогое удовольствие, за час он «съедает» только 17 литров топлива, не считая затрат на другие жидкости, обслуживание, базировку на аэродроме.

 Ты умеешь делать мёртвую петлю? Почему она так называется?

Да, конечно, умею. Это далеко не самая сложная фигура. «Мёртвой» назвали её при первых расчётах на бумаге, тогда казалось, её сделать невозможно. Нестеров был уверен в своих расчётах, и, уже сидя в планере, он расстегнул ремни и заявил: «Мои расчёты меня не подведут, я сделаю мёртвую петлю». И сделал. Центробежная сила прижимала его к сиденью во время выполнения петли, не позволив вывалиться даже в самой верхней точке.

 Смотрела фильм-катастрофу «Экипаж»?

Не смотрела. Друзья-планеристы пересказали некоторые моменты. Говорят, если пойдём планеристами на показ в кинотеатр, все будут плакать, а мы — смеяться до слёз. Со словами: «Такого не может быть!»

Фотографии предоставлены Галиной Унру. 

Поделиться
Мне нравится статья! 13

реклама

  • Очень интересная рубрика) Восхищаюсь людьми с необычными хобби и профессиями. Спасибо Даше за статью
  • Очень интересная рубрика) Восхищаюсь людьми с необычными хобби и профессиями. Спасибо Даше за статью

ВКонтакте Instagram Facebook