Личность \ Карьера/бизнес

Женя Грошева:
Я стала безработным чистильщиком вольеров с красным дипломом и абсолютно счастливой женой

Татьяна Федько,
главный редактор

Мне нравится статья! 14

Ещё до недавнего времени Новосибирск знал, если нужно организовать что-то, что невозможно успеть организовать, нужно обратиться к Евгении Бирюковой. Теперь фамилия поменялась на Грошеву, а должность директора Лофта Пчела заменила подготовка к первой в России экспедиции на собачьих упряжках по реке Обь. При этом она ни чуть не жалеет, что управляет упряжкой лаек, а не конференцией на 500 человек, как раньше. На недавнем «Шоу историй большого города», тема которого была «Разрыв шаблона», онлайн-журнал VOLNA выбрал Женину историю и с удовольствием делится ею с вами.

 Кем ты мечтала стать в детстве?

Точно не человеком, который управляет упряжкой лаек и готовится к Экспедиции. И даже не его женой (улыбается).

 Ты считаешь себя олицетворением девочки-отличницы?

Если в этот образ включены периодические жалобы учителей, прогуливание уроков «по уважительной причине» и жизнь, в которой школа занимала далеко не первое место (ни с точки зрения интереса, ни относительно уделяемому ей времени), то да.

 Кто есть «хороший маркетолог», по твоему мнению? Они часто встречаются в природе?

Чтобы быть хорошим специалистом в любой сфере, необходимы как минимум 2 вещи — знать базу и уметь думать. Не «прорывные технологии», фишки, лайфхаки и секретные секреты, а базу. Вместе с ней человек приобретает возможность выдавать стабильно нормальный результат. А думать необходимо, чтобы результат сделать хорошим — для этого придётся не только качественно копировать, но и конструировать собственные решения, применимые к имеющимся исходным данным. Я намеренно не употребляю слово «уникальные» — настоящая уникальность стоит очень дорого и встречается крайне редко. Почти как и хорошие специалисты в природе.

 Ты работала директором Лофта Пчела, организовала и провела 2 масштабных мероприятия BMD и на такой громкой ноте объявила в соцсетях, что уходишь в «семейную жизнь» — цитата.   

Это был период, который один из знакомых назвал «управляемой истерикой», — возможно, именно так всё и выглядело снаружи, но внутри решение было более чем взвешенным. Эта история началась во время подготовки первого BMD, когда без какого-либо опыта в подобных делах мы решили сделать конференцию на 200 человек за 40 дней. Сейчас я понимаю, почему коллеги называли эту идею самоубийством и точно не рекомендую повторять, ну а в тот момент я просто пила дикое количество кофе и работала по 16 часов в сутки. А ещё находилась в постоянном напряжении по поводу всего происходящего. 

И тут Герман со своим предложением «почистить голову и вольеры». На тот момент я как-то уже помогала его затее с Экспедицией — идеями, контактами, но относилась к нему настороженно. Предложение я приняла — сначала на одну поездку, а через пару месяцев и на всю жизнь.

Но сначала был тот самый первый вольер, в который Герман меня поставил, вручил лопату, закрыл с обратной стороны и сопроводил инструкцией в одно предложение: «Если они будут ставить на тебя лапы, сбрось их». Они — 3 лайки, которых на тот момент я дико боялась. Как и всех больших собак. Сейчас я уже знаю, что это абсолютно лишённая агрессии порода, которая скорее залижет до смерти, чем укусит. Но выбора у меня не было — пришлось работать.

За 4 часа движения от вольера к вольеру я и думать забыла о конференции. А после я столкнулась с неприятной реальностью — городская свалка, куда мы приехали утилизировать «начищенное». А точнее люди, живущие на ней. Их тяжело назвать людьми не потому, что они выглядят не так, как ребята в «Академии кофе», — в их глазах практически отсутствует что-то хотя бы отдалённо похожее на жизнь. Прожив за один день состояние паники по поводу очередного факапа в подготовке BMD, абсолютное счастье от работы и общения с собаками и шок, я вернулась к конференции. Но уже другим человеком.

Из мира маркетинга, PR, практикующих экспертов я ушла в семью, а следующим шагом — в Экспедицию. После было много всего — от ночных тренировок в полях и первого соревновательного старта на нарте с упряжкой до смерти вожака и рождения щенков. И сейчас Экспедиция стала по-настоящему моей, а не просто проектом, в котором я помогаю мужу. У Одиссеи много внутренних смыслов — это и желание познать то место, в котором родился, и семейные ценности, и настоящая дружба собак и людей. А ещё мы хотим восстановить заброшенный детский лагерь и превратить его в центр ездового спорта. Вот такое получается путешествие за северным сиянием (улыбается).

 Можно назвать эту смену рода деятельности одним из самых сложных твоих решений?

Однозначно нет — оно «выросло» изнутри. Всё случилось очень быстро и вовремя. Да и организация событий и всё, что с этим связано, меня не покидает — я занимаюсь продвижением «Сибирской Одиссеи» и проектно помогаю компаниям организовывать крупные события. Просто изменились мотивы и приоритеты.

 Ты видишь перспективы? Собаки и Одиссея — это хобби или бизнес, если говорить об экономике?

Перспективы огромны. В Новосибирске нет Центра ездового спорта — только огромная потребность в нём. Экотуризм набирает обороты, люди хотят чего-то настоящего и большого. Уже сейчас очередь желающих приехать поработать на питомник «просто так» расписана на 2 недели вперёд, а мы ещё не упаковали этот формат в продукт. Что касается самой экспедиции — а почему бы не продать пару мест арабским шейхам (улыбается)? Экстремальный туризм, Сибирь, собаки и снег — это то, что вызывает интерес и имеет платёжеспособный спрос. На данный момент с точки зрения экономики это инвестиционный проект, который начался с любви к собакам и сумасшедшим идеям.

 Ты лидер по натуре, это важно для собак? Они это чувствуют в людях?

Это те самые лайки, которые накрутить невозможно. Здесь всё по-честному. История про административное лидерство, когда «он главный, потому что начальник», с собаками однозначно не работает. Как любые манипулятивные ходы. Даже управленческий опыт и собственный бизнес не гарантируют того, что человек сможет управлять упряжкой — собаки не просто чувствуют, они в каждый момент времени проверяют, кто здесь главный. И эту проверку проходят не все.

 Есть любимчики среди собак?

Амарах — та самая собака, с которой всё и началось. Невероятно умный и красивый белый пёс с голубыми глазами. Когда Герман пришел к Анне Филимоновой и купил щенка в её питомнике «ЭльФлаум», никто не представлял, к чему это приведёт. И саму Аню в том числе — сейчас она главный тренер и владелец 9 из 12 экспедиционных собак. Нам предстоит вырастить и воспитать ещё столько же. И само собой, для нас каждая собака особенная.

 И твои комментарии для тех, кто заинтересовался «Сибирской Одиссеей».

Мы хотим сделать это круто. Информационная поддержка, фото- и видеосъёмка (сейчас и в самой Экспедиции), спонсорская поддержка и любого рода партнёрство — 8 983 318 44 98 — в любое время суток. Если у вас есть продукт или услуга, которая может пройти испытание суровыми условиями Одиссеи, или желание стать частью нашей команды (даже без понимания, какой именно частью) — номер тот же (улыбается).

Фото: Алия Аминова, Рина Каирбекова, Андрей Шпак, Лера Валынкина, Вера Сальницкая, остальные предоставлены Евгенией Грошевой.

Поделиться
Мне нравится статья! 14

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook