Мода \ Fashion досье

PUBLIC TALK с Екатериной Мухиной в LUKSE

Мария Пинчук

Мне нравится статья! 2

02 марта в LUKSE состоялся PUBLIC TALK с Екатериной Мухиной. В 2010 году именно Екатерина стала первым русским директором отдела моды в журнале Vogue Russia, её называют одним из самых талантливых и харизматичных fashion-редакторов в России. Ответы Екатерины на вопросы журналистов и публики, которая собралась на мероприятии, вашему вниманию на VOLNA magazine.

Два года назад Екатерина запустила проект «Дочки-Матери» — уникальный путеводитель по миру современной мамы. Помимо своей профессиональной деятельности Екатерина известна и как одна из самых стильных знаменитостей: модные эксперименты сделали её любимицей streetstyle-фотографов и настоящей fashion-иконой, которая регулярно входит в различные рейтинги «bestdressed». Беседа прошла в лёгкой, дружественной атмосфере. LUKSE открыл новый формат для Новосибирска, когда звезда моды мирового масштаба доступна для диалога. 

— Как вы после журфака МГУ попали в глянец? 

Мне очень сильно повезло, что моей школой стал издательский дом Condé Nast (Vogue, GQ, Tatler, Allure, Glamour). И это было школой иностранцев из Лондона и Парижа. В России немногие добились высот в моей специальности, но тем не менее я не одна такая. Я поступила на журфак вместе с Дарьей Веледеевой (главный редактор Harper’s Bazaar), она сразу пошла в периодику и попала в журнал Marie Claire, а я решила пойти за своей мечтой на телевидение. И я попробовала всё: корреспонденция, редактор, пиар, реклама, радио — опыт был очень странный. Ни на каком из ресурсов не ценили ни студентов, ни сотрудников. На радио зачастую работа не оплачивалась. Затем я решила, что создана для пиара Газпрома. Проработав там год, я поняла, что это совершенно не мой путь. К тому моменту Даша уже 3 года работала в глянце и предложила мне изменить стратегию. Я решила начать с журнала OOPS, параллельно сотрудничала с PLAYBOY. Я очень долго была ассистентом, делала всё: развозила вещи, пришивала пуговицы, гладила — это был ад. Сейчас большие издательские дома, например, предоставляют водителей, но в те годы мы тащили всё на себе сами. В основном это был масс-маркет, и отношение к стилистам было тоже соответствующее, нас везде динамили, мы ждали часами. Также я прошла школу в Европе, где большая конкуренция, и мне смешно слушать нынешних ассистентов, когда они жалуются, что устали, что им всё надоело. 

Все видели фильм «Дьявол носит Прада» и думают, что красивая жизнь придёт сразу же. Чудес не бывает! Работа стилистом — это огромный эмоциональный и физический труд. Многое не зависит от тебя.

Как-то у меня была съёмка с Патриком Демаршелье. Топ-модель, топ-стилист, мастер по волосам прилетели всего на один день в Питер, а вещи, которые я отобрала для съёмки, задержали на таможне. Пришлось на ходу придумывать образы. И ты не можешь написать в журнале извинения за неудачную съёмку, сославшись на плохую работу таможни. Ты должен сделать уровень.

 Работать в Vogue — это мечта? 

Да. Это мечта! Но вы должны точно понимать, что будет много работы, нервов и разочарования, нет нормированного графика. Главное, чётко знать, кем видите себя через 5 лет. Жалко терять время на то, что не является твоей целью. Да, работа даёт много возможностей: путешествия, знакомства, общение со знаменитостями. Первая моя селебрити-обложка в Marie Claire была с Евой Мендес. У меня тряслись руки, я жутко переживала и была шокирована тем, что она запомнила моё имя и обращалась ко мне по имени! Потом были Ева Грин, Скарлетт Йоханссен, топ-модели. Оказаться на ужине за одним столом с Николь Кидман — я даже не мечтала об этом. А какое удовольствие открывать журнал со своей съёмкой. И я могу гордиться тем, что Патрик Демаршелье на обложку известной книги «Кристиан Диор» поместил фотографию нашей совместной работы. 

 А почему вы покинули журнал?

Моя дочь подошла к тинейджерскому возрасту, и у меня возникло желание быть рядом. И сейчас я понимаю, что всё сделала верно. Моя дочь меня спрашивает: «Если первого сентября тебе предложат снимать Кейт Мосс, то кого ты выберешь?». Я отвечаю, что дочку. А если второго сентября, то Кейт Мосс. (смеётся) 

 Кем бы вы хотели видеть свою дочь?

Сейчас она пробует всё подряд: пишет, снимает ролики, вырезает платья. Пока не знаю, что её ждёт, но что бы она не решила, я её поддержу в любом начинании. Если она захочет быть моделью, и в этом у неё будет моя поддержка. Хотя это адская профессия, ещё сложнее, чем моя. Только единицы выстреливают, выдерживают этот ритм. Это как быть спортсменом — нужны терпение и выносливость, для этого нужна закалка. Я часто беру её в командировки, и все звёзды, которые с ней общались, всегда спрашивают у меня как её дела. И вообще, я сразу для себя решила, что везде, где смогу, я буду брать с собой ребёнка. Я считаю, что для отношений важно не количество вместе проведённого времени, а его качество. Я всегда общаюсь с Машей на равных, спрашиваю её мнение, советуюсь, спорю.


 Ваш проект «Дочки-Матери» имеет огромную популярность. В инстаграме более 130 тысяч подписчиков, героини и авторы статей — самые известные девушки страны. Расскажите, как он появился? 

Я ушла с работы, а бездельничать не умею. И я стала выкладывать фотографии моей дочери Маши в инстаграм. Потом актрис 50-60-х годов с их дочерьми. Потом поняла, что нужно заводить отдельный аккаунт. Так проект набирал обороты. Всё случилось стихийно, без бизнес-планов. И появился онлайн-проект. 

 Чем вы ещё занимаетесь сейчас?

Я по-прежнему стилизую съёмки, и осенью у меня вышли проекты в польском, итальянском и русском Vogue. И я получаю заказы от частных клиентов. Собираю луки, фотографирую, и человек полностью укомплектован на несколько месяцев. И работаю с нашими селебрити. Недавно стала одевать Светлану Ходченкову, Сашу Бортич и Лизу Боярскую. 

 Что для вас мода?

Процитирую Викторию Газинскую: не важно, что модно, главное, иметь стиль и знать свои пропорции. 
Например, сейчас в моду вошли кроссовки с платьем, и все ринулись покупать, и я сама такая же. И весьма забавно смотреть, как огромное количество девушек на улице одеты совершенно одинаково. Надо понять какая ты: девушка из 50-х, рокерша из 70-х, разобраться, что тебе близко, и стиль придёт. Поэтому популярны такие стилисты, как Элина Ротфельдт, Катрин Баба с её чалмой, Джованна Батальи. Вспомним Диту фон Тиз — её карьеру сделал именно стиль. Также явный почерк у Ульяны Сергиенко — она нашла себя. И каждый должен найти себя, а не гнаться за модой. Я также в процессе поиска себя.


 А кто для вас икона стиля?

Нет определённой иконы. Я изучаю архивы, вдохновляюсь старыми снимками и кинофильмами. Чем отличается профессионал от непрофессионала? Непрофессионал открывает свежий французский Vogue и копирует съёмку. Профессионалы же ищут в архивах 60-70-х, смотрят книги и кино. Pinterest даёт много материала для работы, я могу там сидеть часами. 

 Насколько ценят в России работу стилистов? 

Любая коллекция — это работа множества людей: стилисты, визажисты, мастера по волосам. В Европе все эти люди — звёзды уровня Скарлетт Йоханссон. В России же ситуация другая. Их не ценят, считают чуть ли не обслуживающим персоналом. И все ругают стилистов за не всегда стильный внешний вид. А где вы видели парикмахера с бабеттой на голове? Нужно понимать, что эти люди творят моду! Что они создают!

 Как не состарить себя базовыми вещами?

Не нужно гнаться за модой. Если в моду вошли пышные юбки, то не стоит их носить всем подряд. Даже мне они добавляют 5 кг, поэтому я не надену. Меня, например, старит макияж, сразу на 15 лет. 

В России девушки привыкли накладывать косметику толстым слоем, и если у тебя нет смоки айс, то ты "не накрашена и не ухожена". Когда мы перестанем копировать друг друга — это станет большим шагом вперёд. Всё очень индивидуально, и к каждому должен быть личный подход.

Но однозначно у каждой барышни должно быть 2 гардероба: один — с подружками, в светскую хронику, а второй — для мужчины. У меня есть топ вещей из рубрики «как избавиться от парня за 10 секунд»: небольшой каблучок или модные длиннющие носы у туфель, мужчины терпеть этого не могут. Перья и стразы носим дома для любимого, а на улицу выходим в стиле Celine: минимализм, отсутствие косметики, сталактитов из камней на шее, волосы в пучок. Я знаю, как понравиться мужчине и журналу Vogue, но это две совершенно разные истории. Особенно в России.

 Посоветуйте тем, кто начинает свой путь в карьере стилиста.

Больше читать, смотреть, интересоваться. Много терпения, чёткого понимания того, что вы хотите. Не нужно терять время. Подумайте, действительно ли вы идёте той дорогой, ведь время — самое дорогое, что у вас есть.

Фото: Юлия Кайлубаева

Поделиться
Мне нравится статья! 2

ВКонтакте Instagram Facebook