Стиль жизни \ Культура

Балаган какой-то! Рецензия на «12 ночь»

Анна Горбунова

Мне нравится статья! 0

Премьеру «Первого театра», гротескную, почти балаганную комедию «12 ночь» в постановке Павла Южакова, смотрела Анна Горбунова.

«12 ночь» перекочевала на сцену «Первого театра» с учебных подмостков: главный режиссёр «Первого» и мастер курса театрального института Павел Южаков поставил спектакль по Шекспиру вместе со своими студентами, многие из которых сегодня уже приняты в труппу театра. И слово «перекочевал» кажется мне удачным: актёры здесь — странствующие комедианты, коробка сцены — балаганчик, а в зале — разномастная публика, которую нужно развлечь. Артисты вооружаются острым сюжетом и набором приёмчиков, способных удивить зрителей. Никаких изысканных приспособлений, концептуальной сценографии — только кое-какая бутафория, деревянные ящики, верёвки и подушки. А зачем больше, если есть «театральная условность»? Назови ящик конём — и скачи, закрой лицо подушкой — и стань невидимым, сомни пластиковый стаканчик — и становись пьян от несуществующего напитка, кричи, бушуй, удивляй публику.

И зритель был удивлён. Даже прозвучало несколько раз: «И это Шекспир?» — не все смогли принять преувеличенно юмористичное прочтение классики. Хотя в толпе перед сценой бродячих артистов всегда найдутся запасшиеся помидорами. Но можно ли подобрать более удачную форму звучания именно этой шекспировской пьесы? 

В основе комедии положений — история близнецов Виолы (Татьяна Тарасова) и Себастьяна (Ян Латышев), которые теряют друг друга во время шторма и оказываются в неприятельской стране. Но события приводят не к военным столкновениям, а любовным. Родственники мечтают найти друг друга, Виола, прикинувшись евнухом, попадает на службу к местному владыке, в которого (естественно) влюбляется. Чувства безответны, себя раскрыть она не может, к тому же ей приходится стать посыльным между герцогом Орсино (Сергей Троицкий) и его возлюбленной (Екатерина Дорогина).

За быстрой сменой сцен и чувств громоздкие метафоры, многострофные объяснения в любви, подкреплённые высокопарными сравнениями, звучат наивно и неестественно. Ирония и гротеск снимают противоречия, и витиеватость признаний становится уместной. К ним и прибегает режиссёр Павел Южаков. Более того, в его спектакле канва сюжета и слово становятся вторичными по отношению к актёрской игре. Наверное, поэтому на вопрос «о чём этот спектакль?» ответить гораздо труднее, чем «ради чего он?». Постановка становится полем для тренировки и демонстрации приёмов, умений молодых артистов. 

Текст Шекспира расширяют, раздвигают четверостишья и строки, а пространство между наполняют хоровыми и сольными песенными номерами, акробатическими трюками, анекдотами, заигрыванием с публикой. Тут и Есенин, и музыка БГ, и бардовская песня, и трагически прочитанные монологи — актёрский балаган в хорошем смысле. Не без перегибов, неровностей и шуток «в тишину». Но энергия игры актёрского ансамбля оглушает и заводит зал, да так, что после спектакля взбудораженные зрители продолжают, как и артисты, чуть преувеличенно смеяться, как-то возбужденно подталкивать друг друга в холле.

Вряд ли можно обвинить режиссёра и труппу в низвержении Шекспира. Актёры не играют персонажей «12 ночи», не пытаются взаправду быть героями пьесы. На сцены не Виола, Мальволио и другие, а актёры, которые, оставаясь собой, не скрывая, применяют разные средства для развлечения толпы. До этого не нужно доходить самому, артисты сами говорят об этом со сцены: в первой хоровой трёхголосной песенке, в обращениях друг к другу по настоящим именам во время действия. 

«Первый театр» появился как объединение молодых артистов, выпускников театрального института, создавших собственную площадку. И нынешние четверокурсники — свежая кровь, обновление труппы. Видимо, именно так «Первый» и сохранит за собой статус живого и молодёжного.

Фото: Юлия Баркина.

Поделиться
Мне нравится статья! 0

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook