Стиль жизни \ Путешествия

Ольга Антонова: мой мужчина будет похож на тебя, — говорила я Тихому океану

Валерия Куц

Мне нравится статья! 2

Вы слышали, как однажды команда сибиряков поставила рекорд и отправилась в кругосветное путешествие, пересекая Тихий океан на надувном катамаране? А о том, что в команде было пять мужчин и одна женщина? Именно она — сильная, смелая, красивая яхтсменка из Новосибирска Ольга Антонова сегодня вспоминает с VOLNA magazine о кругосветке, на которую согласилась в течение трёх секунд, рассказывает о себе и о том, как жизнь женщины-путешественника разделилась на «до» и «после» океана.

 Ольга, как и когда парусный спорт, довольно необычный для женщины, вошёл в вашу жизнь? 

Подавляющее число моих знакомых яхтсменов в парусном спорте с самого детства. У меня всё получилось совершенно иначе. Только в 2007 году, когда мне было 27, я впервые вышла на прогулку под парусом. Это был момент, когда я поняла, что «попала» (улыбается) — шок в хорошем смысле слова, стопроцентное чувство «твоего». Я не стала этому сопротивляться, да и глупо бы было. С момента той прогулки я не вылезала из яхт-клуба. Сегодня парус для меня — это и профессиональный спорт, и путешествие. Я участвую в крупных соревнованиях, очень люблю ощущение гонки, стремление к победе, но между тем мой отдых всегда связан с желанием быть в море, путешествовать. В общем, парус стал чем-то определяющим в моей жизни, а в 2012 году мне предложили поучаствовать в необычной экспедиции... 

 Как быстро вами было принято решение отправиться в кругосветное путешествие и пересечь Тихий океан? 

Когда мне позвонил капитан и организатор экспедиции Анатолий Кулик, внутреннее решение идти в кругосветку было принято в течение секунд трёх. Естественно, вслух я сказала, что мне нужно подумать, но всё же для себя я сразу поняла, что хочу этого. 

 Так сразу? Вы же осознавали, настолько это опасно и что в таком путешествии, прямо говоря, в любой момент можно погибнуть? 

Конечно, понимала, но никто от этого не застрахован и в обычной жизни. 

Если бы вам позвонили сегодня и предложили слетать в космос, вы бы осознавали, что это очень опасно, думали — выдержите ли физически, но вряд ли сказали бы «нет». Ведь если есть возможность попробовать то, что удаётся попробовать единицам, как можно отказаться?!

Я, конечно, взяла тайм-аут, несколько недель мы обсуждали путешествие, я примеряла на себя роль члена морской экспедиции. Меня взяли в качестве одного из дипломатов, так как я знаю французский язык, а это было необходимо в нашей экспедиции, потому что в местах, где мы были, например, во Французской Полинезии не любят общаться на других языках. Необходим был переводчик. А ещё и потому, что у меня есть спортивная подготовка. Когда я думала о том, насколько опасна экспедиция, смертельный риск пугал меня меньше всего, больше заботили моменты, о которых, как оказалось, переживать и не стоило. Например, как же будет организован быт на корабле, как я буду существовать с пятью мужчинами в замкнутом пространстве. В итоге всё было очень продумано и не вызывало никаких неудобств.

 Ольга, такая смелость у вас с детства? 

Это просто здоровый авантюризм. Благодаря ему я согласилась на это, а теперь меня вообще трудно чем-то испугать. Я уверена, что всё можно осилить, через всё можно пройти, ко всему можно привыкнуть. 

 Что пришлось в этом кругосветном путешествии осилить вам? Знаю, что в экспедиции были опасные ситуации. Вы даже побывали один на один с акулой. 

Да, как раз самый эмоциональный «животный» страх я испытала на Галапагосских островах, когда ныряла с маской: на одном уровне со мной оказалась акула, а они там достаточно агрессивные и охотятся не только на мелкую рыбу, но и на животных покрупнее, поэтому меня она могла легко перепутать с морским котиком, например... В такие моменты перестаёшь действовать адекватно. Сейчас я понимаю, что стоило поднырнуть под неё, так как с брюха легче было бы с ней справиться, но тогда я почему-то вынырнула и поплыла к катеру. Хорошо, что акулу я не заинтересовала. 

Был ещё момент на подходе к островам Кука: ночью небольшая глубоководная акула прокусила один из надувных поплавков нашего катамарана. Любые подобные повреждения приходится ремонтировать, находясь в воде под катамараном. Опасно было бы, если бы акул тогда оказалось много, а так всё обошлось.

Сложным для нас также стал переход между Мексикой и Галапагосами. Мы должны были дойти за 10 дней, а в результате получилось за 21 — не рассчитали. У нас стала заканчиваться еда: дошли уже на одном рисе, открыли воду из неприкосновенного запаса. Если бы в этот момент нас отнесло течениями в открытый океан, думаю, без серьезных последствий не обошлось...

 Ольга, а что вы рассказывали о России и Новосибирске жителям островов? 

Их впечатляли совершенно простые вещи. Они удивляются тому, что у нас сугробы выше меня ростом и стены полметра толщиной. Конечно, Россию и русских они оценивали по нам, и я очень рада, что мы ломали, честно сказать, не самое хорошее отношение к нам, к нашей стране. Во многих местах Россия в чёрном списке, поэтому иногда было очень трудно решать какие-то официальные вопросы с властями. Рядовые же люди иногда практически ничего не знали о нашей стране, только судили по новостям, в которых о нас не очень-то хорошо говорят. Мы чувствовали свою своеобразную социальную миссию, понимали, что должны показать, что русские на самом деле имеют открытую душу, хотят того же, чего и другие — мира, счастья, дружбы народов. С собой у нас было полотно в виде карты мира из образов лиц людей разных национальностей, которое нам в дорогу дал Новосибирский музей счастья. В путешествии на этом флаге дружбы оставляли свои пожелания и росписи королева островов Кука, президент Французской Полинезии, мэры, премьер-министры, рыбаки, дети... 

 Когда вы вспоминаете экспедицию, что первое появляется перед глазами? Вы ведь увидели столько островов: Галапагосские, Маркизские, Таити, Бора-Бора, острова Кука, Фиджи... 

Знаете, каждый из островов был прекрасен. В каждом месте с нами происходили удивительные истории, была даже какая-то магия, которую мы воспринимали как само собой разумеющееся. Это, так сказать, «магический реализм», связанный с верой американских индейцев, с их отношением к невероятному в обычной жизни. В общем, на островах было очень интересно. Но... Когда вспоминаю путешествие, в моей голове — ни случаи, ни люди, ни места, а океан. Ночной океан. Его свечение. Вспоминаю, как приходят дельфины. Закаты. Рассветы. Я скучаю именно по этим вещам. Я нигде и никогда настолько не была наедине с собой.

—Что-то изменилось в вас, в вашем ритме жизни после путешествия, после времени, проведённого «с собой»? 

Любое путешествие меняет человека. Это всегда новый опыт. Переосмысление. После этой экспедиции получилось так, что моя жизнь разделилась на «до» и «после» океана. Изменилось отношение ко многому. Я вышла на новый уровень понимания каких-то вещей. Говорю не просто об интеллекте, а об эмоциональном интеллекте, если можно так выразиться. Находясь так близко с природой, я научилась считывать происходящее вокруг меня без слов, интуитивно. Это наблюдательность, независящая от зрения. Это над-уровень. Там я даже спиной стала чувствовать приближение циклона, живого существа, изменение погоды. Океанский опыт дал мне во много раз больше, чем ожидала. Сейчас прошло уже два с лишним года, и меня до сих пор догоняет и накрывает то, что произошло. Кругосветное путешествие повлияло на всю мою жизнь, я даже стала заниматься новыми вещами. 

 Можете рассказать о них? 

Начала писать. Мои путевые заметки много где публиковали. Потом я стала писать для детей, создала для них цикл лекций «Живая география», сейчас продюсирую документальный фильм о нашем путешествии, что мне невероятно нравится. В этом проекте участвуют очень серьёзные специалисты, и я думаю, что получится хорошая работа. К лету мы презентуем фильм, скорее всего, в кинотеатре «Победа», и обязательно пустим в прокат, чтобы посмотрели все желающие. 

 Ольга, в жизни путешественника, особенно в жизни женщины-путешественника, приходится отчего-то отказываться? 

Да, отказываться приходится 100 %. Но если у вас есть возможность куда-то поехать — поезжайте. Конечно, приходится чем-то жертвовать. Я обожаю детей. У меня, например, четыре крестника, но при этом я вижу их гораздо реже, чем хотелось бы. Зато наше общение с ними получается на порядок качественнее, ведь я могу дать им намного больше за счёт личного опыта. Да и всё, что я делаю, ради них и моих будущих детей. Конечно, мало удаётся общаться и с родными, но они гордятся мной и всё понимают.

 А хотелось ли вам когда-нибудь остаться с кем-то на берегу и больше никуда не плавать? 

Как раз думаю, что настанет такой момент в моей жизни, когда я пойму, что мне ничего больше не будет нужно. (улыбается) У меня как раз мечта — путешествовать с любимым человеком, с семьёй, и я очень надеюсь, что она сбудется. Когда у меня спрашивают, где я хочу жить, конечно, как-то рассуждаю, но в результате понимаю, что мой дом будет там, где находится любимый человек: берег ли это океана или город Новосибирск. 

 Ольга, а как вам удаётся быть совершенно нетипичным путешественником. Говорю о вашем умении оставаться стильной и прекрасно выглядящей даже под парусом в условиях кругосветки?  

Не всегда мне это удаётся (улыбается), хотя, конечно, могу сказать, что я всё же нетипичная яхтсменка — в основном ведь это брутальные дамы, которые курят и выпить не прочь. В общем, более мужественные. Я женщина до мозга костей, которая любит шопинг, ходит к косметологу, носит шпильки. На яхте, конечно, трудно оставаться этой самой женщиной, но приходилось выходить из ситуации. Например, я всегда старалась умывать хотя бы лицо пресной водой, потому что морской это делать невозможно. Даже когда был дефицит воды, не пила чай с командой, а оставляла себе полкружки для лица. Так сказать, на яхте была программа минимум, что делать, чтобы моя внешность не пострадала.

 Ольга, а куда нетипичная яхтсменка пойдёт дальше? Можете озвучить ваши планы, мечты, связанные с парусом, с другими увлечениями?

Как у спортсмена у меня есть желание поучаствовать в ряде соревнований, расти. Как путешественник я собираюсь через Атлантику, есть план пересечения Индийского океана (он проработан за эти годы). Сейчас нужно закончить создание фильма и идти дальше. Может, как раз в этом году получится Атлантику пересечь. 

Сегодня я воспринимаю путешествия только океанские. Меня часто зовут в моря, но в таких случаях я говорю: «Вот выйду на пенсию, тогда пойдём в Средиземноморье» (улыбается), а сейчас только океан.

Он мне снится, и я понимаю, что это любовь, страсть, что-то определяющее в моей жизни. У меня даже к нему какие-то физические чувства. Мне нравится ощущать эту стихию и его настолько живое существо. «Если я когда-нибудь влюблюсь, то мой мужчина будет похож на тебя», — говорила я Тихому океану, сидя на вахте в путешествии. Когда видишь его, понимаешь, что это невероятная красота и впадаешь в абсолютно мистическое состояние. Смотрели «Жизнь Пи»? Похоже, но очень отдалённо, потому что это ничем не фиксируется: ни видеокамерой, ни фотоаппаратом, а когда раз увидишь, хочется вернуться снова.

Фотографии из личного архива Ольги Антоновой

Поделиться
Мне нравится статья! 2

реклама

ВКонтакте Instagram Facebook